Экскурсия по мемориальной зоне парка Победы

Московский парк Победы посвящен подвигу нашего народа в Великой Отечественной войне. В начале ХХ века это место находилось за пределами городской черты и называлась Сызранским полем. В 1931 г. в его юго-западной части был открыт Кирпичный завод №1. Глина для производства кирпичей добывалась из карьеров, расположенных поблизости. Почти все, существующие ныне пруды парка Победы, – бывшие глиняные карьеры. Длинное вытянутое здание главного цеха завода находилось (в современных координатах) между наземным павильоном станции метро «Парк Победы» и поминальным крестом, установленным 22 июня 1996 года на месте выезда вагонеток из заводских печей на узкоколейные пути. Вся территория завода была ограждена высоким деревянным забором. С началом войны 1-й Кирпичный перешел на выпуск военной продукции – специальных взрывчатых брикетов.

Первое сокращение нормы отпуска продуктов в городе произошло 15 сентября 1941 года, через неделю после начала блокады. Надвигающаяся продовольственная катастрофа заставила власти еще несколько раз сокращать эти нормы. Уже в октябре горожане начали ощущать нехватку еды. Самая низкая норма выдачи хлеба была с 20 ноября по 25 декабря 1941 года. В этот период рабочим полагалось 250 граммов хлеба в сутки, служащим, иждивенцам и детям до 12 лет — по 125 граммов. При этом, хлеб наполовину состоял из малопригодных в пищу добавок. С ноября на улицах города можно было все чаще видеть истощенных, с трудом передвигающихся людей. Смертность от голода стала массовой. К этому прибавились морозы, доходившие в январе 1942 года до -32С градусов, а также неработающие отопление, водопровод и канализация. Конец ноября, декабрь и первые два месяца 1942 года были самыми страшными, – именно на это время приходится большая часть умерших от истощения в годы блокады. В конце февраля снабжение города несколько улучшилось, но последствия этой страшной зимы, когда физические силы многих людей оказались подорваны, длились еще многие месяцы, унося жизни горожан. Если в начале зимы 1941-1942 гг. близкие умерших старались отдать им последний долг, – делали гробы, везли покойников на санках или фанерных листах на кладбища, то позднее у людей просто не было сил на это. Умерших подбрасывали к городским моргам, больницам, просто оставляли на улицах, в подвалах и дворах, на лестницах своих домов. Во многих квартирах умершие лежали до весны. На кладбищах города оставались непогребенными десятки тысяч покойников, – все заготовленные траншеи для братских захоронений были давно заполнены. Городские похоронные службы в таких условиях не могли справиться со своей работой. К марту 1942 года город оказался в отчаянном положении из-за угрозы эпидемий. В этой исключительной ситуации 7 марта 1942 г. на специальном заседании исполкома Ленгорсовета было принято решение переоборудовать 1-й Кирпичный завод под крематорий. С этого дня здесь заработал секретный объект НКВД.

По воспоминаниям очевидцев тех событий, уже в марте у заводского забора вдоль Московского проспекта и около 300 метров вдоль Бассейной улицы (на внутренней территории 1-го Кирпичного) стояло множество навесов, где штабелями складировались трупы. Нескончаемая вереница грузовиков с закрытыми брезентом трупами стояла от Кузнецовской улицы до въезда на завод. 

Следует сказать, что вся эта неимоверно тяжелая работа по приему и сжиганию трупов выполнялась работниками завода – в большинстве своем молодыми женщинами, девушками. Только патриотизм и высокое понимание важности этого дела для города и его жителей, позволяли им выдерживать тяжелое психологическое напряжение. Благодаря работе крематория уже в марте-апреле удалось очистить город и кладбища от незахороненных трупов и избежать эпидемий.

По официальным данным через крематорий прошло 132 тысячи трупов (исследование проводилось в 1990-х годах сотрудниками музея Истории города по запросу Фонда защиты парка Победы), однако, сейчас достоверно известно, что истинное количество сожженых существенно занижалось. Дело в том, что часто тела умерших привозились на кладбища Ленинграда, где производилась запись о смерти, ставился штамп о захоронении, но фактически оно не производилось – погибших некуда и некому было хоронить. Трупы перевозили к Кирпичному заводу, чтобы затем кремировать в печах. В цифры официальной статистики сожженных не входят и погибшие на передовой бойцы, которых также привозили в крематорий. Здесь уместно привести свидетельство участника боев на Пулковских высотах Баранова В. Г.: «До конца блокады мы возили солдат и офицеров, погибших на передовой, в крематорий на Московским шоссе. Возили ночью на специальных машинах, покрытых брезентом. Возили без документов, т. к. учет потерь вел спецотдел по воинским частям. Когда блокаду прорвали в январе 1944 г., началось наступление наших войск, но ночами мы продолжали возить убитых в крематорий. Жертв было много меньше, но до самой Гатчины братских воинских захоронений практически нет. Погибших в боях за Гатчину тоже везли в крематорий».

Как отмечалось в секретных докладах того времени: «С 1 июня 1942 г., благодаря успешной работе крематория было прекращено массовое захоронение трупов людей на кладбищах, и все трупы из больниц, районных моргов и других мест трестом "Похоронное дело" транспортируются в крематорий и предаются кремации». С этого дня на всех городских кладбищах производились только индивидуальные захоронения. Таким образом, можно констатировать, что с 1 июня 1942 года территория нынешнего парка Победы была единственным местом в Ленинграде, где продолжались массовые захоронения, а расположенная здесь братская могила ежедневно пополнялась новыми жертвами блокады. 

Официально считается, что в качестве крематория завод работал до конца 1943 г., однако по свидетельству его бывших работниц, сжигания проводились и в 1944 году. Сотрудницы завода (в 1944-1945 гг.) Лядова и Иванова свидетельствуют: «С конца января 1944 года одна печь завода стала выпускать кирпич, т.к. город сильно в нем нуждался. Мы работали на заводе. Даже до конца войны к забору завода подбрасывали трупы – в основном осенью, зимой и ранней весной. Даже когда две печи уже выпускали кирпич и другую продукцию, единичные сожжения от 20-30 до 100 трупов в месяц были».

По сохранившимся видео-свидетельствам очевидцев тех событий и работников завода-крематория, во время блокады здесь был захоронен пепел от 470 тысяч до 580 тысяч человек. После сжигания пепел на вагонетках по узкоколейной дороге вывозился к ближайшему глинянному карьеру – ныне Адмиралтейский пруд парка Победы. (Следует отметить, что существующие сегодня и соседствующие с Адмиралтейским прудом – Корабельный, Капитанский и Матросский пруды, в годы войны не существовали и разрабатывались заводом уже в послевоенное время). Прах сожженных работницы завода лопатами сбрасывали в воду. По их воспоминаниям, если было ветрено, то пепел разносился далеко вокруг карьера. Масштаб потерь был таков, что и после окончания войны деятельность крематория долгое время была строго засекречена. 

Как видим, зазор между данными огромен – 132 тысячи и 580 тысяч кремированных. Следует отметить, что до сих пор никто из историков блокады специально историей Кирпичного завода в парке Победы не занимался. Поэтому есть надежда, что со временем появится более точная, выверенная статистика. В любом случае она ужасна. Здесь покоится прах не только умерших от голода и бомбежек ленинградцев, но и беженцев из Прибалтики, Украины, Белоруссии, других областей страны, оказавшихся в блокадном городе. Здесь захоронен пепел многих воинов из разных уголков России, защищавших наш город, – одни умерли от ран в госпиталях, другие погибли на передовой и были перевезены сюда на фронтовых полуторках. Среди лежащих здесь – великое множество тех, чьи смерти не были зарегистрированы государственными органами, – их имена уже не узнать никогда.

Сегодня, осознавая все размеры трагедии, можно признать, что на месте бывшего заводского глиняного карьера (ныне Адмиралтейский пруд парка Победы) находится самая большая в мире братская могила, в 2005 году официально зарегистрированная как воинское захоронение №107. Братской могилой, кроме самого пруда, признана и 30 метровая зона вдоль его берега (от мостика между Адмиралтейским и Капитанским прудами до гранитного спуска к воде в юго-восточной части водоема).

Приглашаем вас по субботам в 16:30 на экскурсию по мемориальной зоне парка Победы, подготовленную сотрудниками и прихожанами нашего храма. Вы узнаете много нового о блокадном периоде парка, сможете по-иному взглянуть на привычные парковые дорожки и пруды... Приглашаются все желающие! Экскурсия бесплатная. Начинается она от храма Всех Святых в Земле Русской Просиявших в Московском парке Победы в указанное время. Продолжительность — 40 минут.

7 октября 1945 года в закладке парка Победы приняли участие тысячи горожан. Многие из них на ветви и стволы саженцев прикрепляли записки или ленточки с именами свои близких, погибших и сожженных в годы блокады. И сейчас в память об этом в День Победы и День сняти блокады мы иногда видим фотографии и блокадные ленточки на деревьях парка. Долгие годы власти замалчивали существование этого гигантского захоронения, но все-же никто не смел проводить здесь шумных развлекательных мероприятий. В мае 1961 года здесь была открыта станция метро «Парк Победы», и через несколько недель после этого здание Кирпичного завода было снесено, а его территория стала частью парка. Разумеется, местные жители всегда помнили о захоронении и даже запрещали своим детям играть на берегах пруда. Многое стало меняться в «перестроечное» время. В 1989 году в газете «Смена» появилась большая статья «Пепел, который не стучит в наши сердца» (Алла Репина, № 261 от 14 ноября 1989 г.). В ней впервые было рассказано о захоронении в парке Победы. В эти же годы вокруг станции метро появилось множество торговых ларьков. В начале 90-х годов появился проект организации большой торговой зоны на бывшей заводской территории. После чего, с 1994 года, начинается многолетнее противостояние ветеранских организаций, православной общественности и Санкт-Петербургского общественного Фонда защиты парка Победы с нечистоплотными чиновниками и бизнесменами.

Павильон скорби

Павильон скорби в память жертв блокады был открыт 27 января 1995. Он сооружен на берегу Адмиралтейского пруда и предположительно находится в центральной части мест выгрузки пепла.

Аллея, идущая вдоль берега Адмиралтейского пруда в направлении гранитного спуска к воде (расположен в юго-восточной части пруда), когда-то была тем путем, по которому двигались вагонетки с пеплом сожженных, и где лежали рельсы узкоколейки. Далее гранитного спуска рельс не было.

Поминальный крест

Главной целью деятельности Фонда защиты парка Победы и ветеранских организаций была постройка церкви – для освящения этого места, возможности поминания покоящихся здесь жертв блокады. У поминального креста, установленного 22 июня 1996 г., долгие годы проводились панихиды, собиравшие множество горожан, проводились крестные ходы, собирались подписи под требованием разрешить возведение храма. В лихих 90-х крест дважды сносился предпринимателями, имевшими свои виды на эту территорию, но каждый раз восстанавливался. Под крестом захоронена капсула с землей, взятая из разных мест с берегов Адмиралтейского пруда. 22 июня 1996 г. тут было проведено заочное отпевание всех здесь лежащих православных христиан. 

Поминальный крест установлен на этом месте не случайно. Здесь был выезд вагонеток с прахом сожженных из печей завода-крематория. Отсюда к местам захоронений вела узкоколейная дорога. По воспоминаниям работниц завода было две ветки узкоколеек – одна вела к тому месту, где сейчас стоит, поднятая со дна Адмиралтейского пруда, вагонетка, а другая шла вдоль берега к юго-восточной части этого пруда. «Вагонетки с пеплом вывозили по узкоколейке и сбрасывали пепел в воду вдоль пруда. Колею наращивали по мере наполнения берега пруда пеплом…», – вспоминала одна из работниц завода. Пепел работницы завода сбрасывали в воду лопатами. Если было ветрено, пепел разносился далеко вокруг, и хотя официально братской могилой, кроме самого Адмиралтейского пруда, признана 30 метровая зона вдоль берега (от мостика между Адмиралтейским и Капитанским прудами до гранитного спуска к воде в юго-восточной части водоема), в действительности пепел сожженных оказывался на гораздо большей территории.

Тогда же, в 1996 году, благодаря архивным изысканиям сотрудников Фонда защиты парка Победы произошло официальное признание территории, на которой находился Кирпичный завод, мемориальной зоной парка Победы. Согласно Женевской конвенции, места кремирования и складирования трупов приравниваются к условным захоронениям. Поэтому в мемориальную зону вошли не только собственно места захоронения, но и обширная прилегающая территория.

С начала 80-х годов и по сей день на территории Адмиралтейского пруда в летнее время работает лодочная станция. Приход храма полагает, что здесь не самое удачное место для ее размещения и надеется, что пункт проката лодок будет переведен на один из соседних прудов парка Победы.

Вагонетка

Вагонетка кирпичного завода была поднята со дна Адмиралтейского пруда 21 июля 1999 года и установлена на постамент 9 августа 2001 г. На таких вагонетках тела умерших отправляли в туннельные печи завода, а затем их прах перевозился к береговой кромке пруда. Для сохранности вагонетки со всех сторон обкладывались огнеупорным кирпичем. В Ленинграде опыт кремации трупов в мирное довоенное время полностью отсутствовал. Попытка организовать крематорий в 1920-е гг. на Васильевском острове полностью провалилась, поскольку население города, несмотря на атеистическую пропаганду, твердо придерживалось христианских традиций погребения. Только исключительные обстоятельства войны и угроза эпидемий заставили горожан примириться с тем, что их близкие захоранивались таким способом.

На церемонии открытия постамента «Вагонетка» одна из защитников парка Победы, Александра Семеновна Козлова, сказала замечательные слова: «Люди, похороненные здесь, принесли себя в жертву дважды. Первый раз – когда безропотно отдали свою жизнь за Родину, и второй – когда спасли город от эпидемий, оказавшись лишенными христианского погребения». 

Павильон «Глобус»

Двухэтажное здание в стиле сталинского неоклассицизма, расположенное на границе мемориальной зоны парка Победы, было построено в 1952 г., как шахматно-шашечный павильон (архитектор В. Д. Кирхоглани). В 1958 г. здесь был открыт кинотеатр «Глобус» на 177 мест, в котором демонстрировались научно-популярные и хроникально-документальные фильмы, многие из которых были на военную тему. Фасадную часть павильона украшают две скульптуры: «Фронт» (скульптор Л. С. Разумовский) и «Тыл» (скульптор Н. М. Горенышев). Военная тематика скульптур по смыслу хорошо сочетается с главной задачей мемориальной зоны парка – сохранением памяти о жертвах блокады – воинов и мирных жителей, трудившихся на Победу. Следует подчеркнуть, что в период согласования строительства храма Всех Святых в Земле Русской Просиявших идея создания музея именно в этом павильоне неоднократно выносилась на обсуждение . Поскольку это здание находится в мемориальной зоне парка мы надеемся, что со временем в нем все же будет организован музей.

Аллея памяти и памятный знак

Мемориальная аллея Памяти и памятный знак созданы к 60-летию снятия блокады Ленинграда 27 января 2004 г. по инициативе Московского районного общества «Жители Блокадного Ленинграда» на средства жителя Санкт-Петербурга Ю. Ю. Жорно, сына и внука жителей блокадного Ленинграда, в память о погибших ленинградцах, кремированных в печах Кирпично-пемзового завода №1. На памятном знаке размещен текст директивы Исполкома Ленгорсовета от 7 марта 1942 г. об организации на 1-м Кирпичном заводе крематория.

Строительство храма 

В 2005 году, после обнаружения документов, подтверждающих кремацию бойцов, умерших в госпиталях города, братская могила в парке Победы была зарегистрирована как воинское захоронение №107, а мемориальная часть парка определена как охранная зона особого режима. Встал вопрос о строительстве храма. И хотя 28.08.2003 г. президентом Российской Федерации В.В. Путиным был утвержден «Перечень основных мероприятий по подготовке и проведению празднования 60-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», которым предусматривалось сооружение храма-памятника без вести пропавшим и погибшим, места погребения которых не установлены, а также музея боевой славы в Московском парке Победы г. Санкт-Петербурга, строительство в Московском парке Победы не продвигалось.

Уже позднее и только благодаря гражданскому мужеству вице-губернатора А. И. Вахмистрова разрешение на строительство было подписано. Осуществлялось оно за счет личных средств сенатора А. Ю. Молчанова. В 2010 году была построена мемориальная часовня, позднее преобразованная в храм. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла 7 мая 2010 года, в канун 65-летия Победы, митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром храм был освящен в честь всех святых в земле Русской просиявших.

Примечательно, что нынешнее здание церкви стоит на фундаменте спортзала и раздевалки, где с 1980-х гг. проводили занятия сектанты – последователи Порфирия Иванова, устраивавшие зимние купания в Адмиралтейском пруду... Изгнать их из мемориальной зоны было непросто.

Сегодня храм возглавляет архимандрит Иероним (Тестин). «Пусть наш храм не такой большой как задумывался, – говорит отец Иероним, – но в нем каждый день возносятся молитвы об упокоении всех здесь лежащих. Приход храма шефствует над мемориальной зоной парка и прилагает усилия для того, чтобы это священное место стало подлинной территорией Памяти. История России свидетельствует, что большие русские победы почти всегда, сопряжены с большой кровью, иногда чрезмерно большой. Как это было в Куликовской битве, не случайно называемой побоищем; как это было в Бородинском сражении, в котором историки затрудняются назвать победителя. Блокада города 1941-1944 гг. отличается тем, что большая часть ее жертв – не воины, а мирные жители, – женщины, дети и старики, невинно умученные голодом. По разным оценкам, количество погибших в блокаду может доходить до полутора миллионов человек, из них только 37 тысяч – жертвы обстрелов и бомбежек. Все остальные были подвергнуты пытке голодом, холодом, болезнями... Эти люди продемонстрировали неслыханную стойкость, безропотно отдав свою жизнь за други своя. Война началась 22 июня – в день всех святых в земле Русской просиявших. И несомненно, что в городе святого Петра в дни блокады просияло великое множество новых святых, чьи имена знает только Господь. Кто-то из них лежит здесь, в этой земле».

Все святые, в земле Русской просиявшие, молите Бога о нас!


 

***

Цитаты из отчета треста «Похоронное дело»:

«По данным кладбищ города, далеко не точным,… за период с 1 июля 1941 г. по 1 июля 1942 г. зарегистрировано 1 093 695 покойников» (ЦГА СПб., ф.3200) (с. 339).

«Зимой 1941/42 г. много индивидуальных захоронений было произведено с грубым нарушением санитарных норм, т.е. на глубине от поверхности земли на 5, 10, 15, 20, 30, 35, 40 и т.д. сантиметров вместо 80 сантиметров»…» (с. 337).

«Работа крематория по сжиганию трупов значительно облегчила дело захоронения и дала возможность в конце марта ликвидировать залежи незахороненных трупов на кладбищах…» (с. 333).

храм «Храм Всех святых, в земле Российской просиявших, в Московском парке Победы»  на сайте «Глобус Санкт-Петербургской митрополии»